Андрей Царакаев

Основатель архитектурной студии Modburo

С чего Вы начали свой путь в дизайне? 

Все началось с ресторанов. После Архитектурного института я работал в нескольких архитектурных компаниях, где было ужасно скучно из-за постоянной рутины. И я решил пойти в дизайн интерьеров для ресторанов, но уже тогда понимал, что вернусь в архитектуру. Рестораны мне дали глоток свежего воздуха, в них было много творчества, необычные задачи. Мы ездили по всей стране, реализовывали крупные проекты, например, клуб «Микс» в Москве и «Doberman» в Хабаровске.

Тренды в дизайне сменяются один за другим. Вы разрабатывали проекты для частных вилл и коммерческих объектов. Например, ресторанов. Как за последние пять лет изменился стиль заведений? 

Заведения стали более честными по материалам, каждая деталь должна работать, ушли мишура и декор с пылесборниками. Стали чаще показывать кухню, выбирать более технологичный подход к оборудованию. 

Один из последних трендов — низкий бар с единой столешницей, который позволяет убрать барьер между зоной для гостей и персоналом. Его как раз будем применять в баре «Цунами» на Патриках при редизайне. Там вся концепция связана с новым форматом барной стойки. Внутри создадим японский сад камней, среди которых будет посадка. Как и в других проектах, работаем над уникальной атмосферой заведения.

Андрей Царакаев

Как создать лучший дизайн?  

Для этого нужны единомышленники. Единый взгляд на чувство прекрасного очень влияет на пространство. Нужно, чтобы дизайн получился интересным. Здесь нельзя идти на компромиссы, нельзя удешевлять. Невозможно, например, в проекте представить одни элементы, а при реализации заменить их схожими. Картинка испортится.  

И лучший дизайн получится создать только тогда, когда его ценят. Поэтому мы стараемся работать только с теми клиентами, для которых важна эстетика. К сожалению, в России с этим очень сложно. И самое главное — лучший дизайн должен быть завершен до мелочей. В этом проявляется душа проекта и идеальная атмосфера.

Почему минимализм стал так популярен в обществе, не только в сфере дизайна? 

В мире стало очень много шума: город, работа, многозадачность, суета. Мы стали очень сильно нагружать себя. И для того чтобы это компенсировать, стали появляться максимально чистые, лаконичные пространства, в которых люди могут ощутить себя свежими, не перегруженными и в таких условиях почувствовать легкость жизни.

Андрей Царакаев

Какой ваш самый необычный проект? 

У одной заказчицы дети попросили дом на дереве. Кстати, это и был первый дом, который я построил. После него началось мое возвращение в архитектуру, а через год уже пошли крупные заказы площадью от 1000 кв. м. Но тот домик на дереве все равно запомнился. Летом дети в нем ночевали, иногда даже оставляли гостей. Когда приезжаю к ним, всегда первым делом забираюсь туда. Есть что-то первобытно уютное в доме, расположенном среди ветвей старинных сосен. 

Андрей Царакаев

Используете ли Вы в ваших проектах отличительные детали, специальные образы, отражающие именно вашу индивидуальность?

После ресторанов вернуться в дома было очень приятно. Я оброс кучей интерьерных фишек, знанием эргономики, светодизайна. Обычный минимализм, по мне, скучен, а вот этнический минимализм — самое то.

Для меня недостаточно поработать только с мебелью, обязательно нужно создать акцентные, фактурные стены. Деревянные лемехи, шиндель и все, что похоже на чешую дракона, — это прямо мое. Я могу использовать и медные, сланцевые поверхности, но в них обязательно должна читаться многослойность. 

Я стал воспринимать работу над домом как набор определенных фишек. Добавьте определенные элементы к хорошей планировке, и у вас сразу получится арт-дом. Впустите зелень стеклянными колодцами внутрь пространства, добавьте трансформируемые разделяющие перегородки или стеллажи, добавьте симметрии, не мельчите с планировкой. 

Я также очень люблю применять такие материалы, как окисленный металл, кортеновская сталь, бетон. Мне нравится эффект от использования уютной мягкой мебели в сочетании с жесткими индустриальными поверхностями. Ресторанное прошлое всегда тянет в сторону текстурных материалов. 

Расскажите про ваш опыт в реконструкции Переделкино. Что нового вы открыли для себя в дизайне, работая над проектом?

Переделкино и Дом творчества писателей — это машина времени, которая переносит нас в эпоху 30-х — 60-х.

Я открыл для себя целый архитектурный стиль переделкинских дач. В реконструкции я проникся советской стилистикой. И главной задачей в работе было не навредить. 

Мне нравится работать в разных стилях и открывать для себя уникальную стилистику для каждого нового места. 

Вы стали использовать технологию CLT. В чем ее основное преимущество?

Ко мне поступает очень много запросов на дома из клееного бруса, но в 90% случаев — это архитектура с традиционной скатной стилистикой крыш шалейного типа. За счет СLT эти проекты можно сделать более современными. Технология меняет подход к деревянной архитектуре, позволяет забыть про скатные крыши, избежать классического образа русской избы и воплотить в проект эстетику минимализма.  

О СLT я узнал от компании «ПромСтройЛес», с которой познакомился на одном из проектов. Для России это достаточно новая технология. Cross Laminated Timber (CLT, X-Lam) переводится с английского как поперечная клееная древесина. CLT-панель — это крупноформатная сборка из панелей 3×12 м. Дом растет на глазах. Самое удобное, что на объекте отсутствует типичная стройка, происходит лишь сборка панелей, что значительно ускоряет процесс. 

Андрей Царакаев

Какие прослеживаются тренды в дизайне частных интерьеров?

Я бы выявил четыре основных стилистики: мидсенчури, кислотный минимализм, ваби-саби и современная классика. У каждого стиля свои правила.  

Можно по интерьеру понять характер владельца?

Интерьер — это вторая кожа клиента. Дизайн-код пространства и образ заказчика —  ключевые моменты. Чем тоньше их свяжешь, тем приятнее будет находиться в доме. И лучше уловить и сразу внести в интерьер нотку характера владельца. Иначе он попробует сделать это сам и, вероятнее всего, все испортит. А привнести этот штрих нужно обязательно. Всем хочется идентифицировать свое пространство. Проект не должен копировать выверенные картинки в журнале. Нужно, чтобы дизайн оставался долгоиграющим, смотрелся органично и сочетался с характером владельца. 

Что скажете про архитектуру? Какие тут тренды? 

В архитектуре появляется больше смелых, чистых форм, популярен футуризм, параметрическая архитектура, плавные волнообразные линии. Исчезают дворцы, появляются одноэтажные загородные дома с панорамными окнами и плоскими крышами. Жилье становится более функциональным. Больше возникает аскетичных и одновременно скульптурных домов, которые гармонично сливаются с природой и ландшафтом.  

Андрей Царакаев

У Вас свое дизайн-бюро. Каковы основные ценности, философия вашей компании?

Каждый проект должен быть уникальным. В бюро нет такого, чтобы каждый отдельно вел свой проект, мы отшлифовываем и разбираем их вместе. Все бюро включено в процесс. 

Мы хотим создавать будущее сейчас, поэтому стараемся предлагать современные решения. Мы постоянно стремимся развиваться, мыслить комплексно и лучше понимать окружающий мир. Это позволяет нам создавать архитектурные ценности с заботой о нынешних и будущих поколениях

Как охарактеризуете конкуренцию среди дизайнеров? Есть ли в этой сфере комьюнити

Я бы охарактеризовал конкуренцию в дизайне жесткой бойней, в которой все участвуют. Потом приходит осознание, что все занимаются одним и тем же и работы хватит для каждого. Тогда уже начинаешь искать единомышленников с похожим взглядом на творчество. А возникающие в дизайне комьюнити обычно являются зародышами нового стиля.

Андрей Царакаев

Какое место в международном рынке занимают российские дизайнеры?

Россия — это страна, в которой дизайн появился сравнительно недавно. Спрос и уровень активно растет, но ценят мало.

Три главных, по-вашему, правила идеального интерьера. 

Лаконичное пространство, композиция из мебели и большая абстрактная картина.

Мой день начинается спробежки вокруг озера вместе с собакой
Чтобы не выгореть, ясплю
Мужчина обязательно должен уметьдействовать
Женщина обязательно должна уметьвдохновлять
Если мне плохо, то яу меня всегда все хорошо
Я не люблю в людяхузколобость
Чтобы решить трудную задачу,нужно начать ее решать
Если свободный час, то,его нет
Если weekend за границей, тояхтинг по побережью Италии
Последнее удивительное знакомствоЮлия Пересильд
Какого современника вы можете назвать лидером?Японский архитектор  KENGO KUMA
Кто обязательно должен стать героем Leaders?Фотограф Слава Филиппов
Что бы вы у него(нее) спросили?Когда новоселье?

Вопрос номера: 

Какова роль комьюнити в современном обществе?

С командой единомышленников можно сделать гораздо больше. И настоящим мастером, я считаю, можно стать только в сильном окружении.

Помимо команды, в архитектуре также особую роль играет преемственность. На ее основе формируются крупные компании, строительные артели. Так, например, появился KUB house development, команда профессионалов, которая делает топовые деревянные дома. В своей работе они связали в одну цепочку заводы, инженеров, архитекторов, дизайнеров, маркетологов. Такой бренд вызывает гораздо больше доверия и экспертности. Процесс стройки замыкается в определенный круг и занимает намного меньше времени. Работа превращается в наслаждение и позволяет сосредоточиться на самом главном. Для меня — это эстетика дома. В остальном в работе я чувствую огромную поддержку со стороны инженерии, конструкторского отдела. Вместе мы уже можем влиять на рынок деревянного домостроения, предлагать смелые решения, придумывать новые стили, выбирать объекты, над которыми действительно интересно работать.