5ДЕНИС: Привет! Знаешь, о чем я подумал? А ты в ВГТРК давно вообще?

МАРАТ: Давно, с октября 2001 года.  14 лет.

ДЕНИС: А сколько конторе лет?

МАРАТ: Конторе получается 23 года.

ДЕНИС: Мы же помним, что ВГТРК всегда был основным информационным холдингом в России. Был 1 канал и ВГТРК.

МАРАТ: Ну, первый канал, Россия 1 и культура.

ДЕНИС: Я почему спрашиваю, а ты хотел в ВГТРК?

МАРАТ: Нет, это вышло абсолютно случайно. Работал на одну радиокомпанию, сейчас она называется Голос России. Сразу после окончания университета в 2000 году попал в интернет-издание. Проработал полгода – год. И мой коллега, который был там замом главного редактора, предложил мне пойти с ним в ВГТРК.

ДЕНИС: А ты помнишь, как ты с интернетом познакомился? Я вот вспоминаю, еще классе в 6-7 мне родители купили компьютер, и началась вся эта история. Помнишь еще эти модемы были… сеть «Фидонет»…

МАРАТ: Ну да, было-было. Но мне кажется это было в 97-98 году.

ДЕНИС: А у меня раньше (смеются). А когда у ВГТРК появился интернет?
МАРАТ: В ВГТРК был интернет, но это было отдельное подразделение энтузиастов, которые сами делали сайт. Была отдельная дирекция интернет-вещания.

7ДЕНИС: А по какой причине это делалось?

МАРАТ: Время такое наступило, пришел Олег Борисович Добродеев в компанию, и началось все по-новому.

ДЕНИС: Руководство увидело будущее в этом направлении?

МАРАТ: Да, конечно, помню, тогда был 2001 год, мы собрались всем составом, где-то 25 человек. До сих пор все общаемся. Кстати, где-то человек 15 осталось и по сей день.


ДЕНИС: А сколько сейчас человек в компании?

МАРАТ: Ну где-то 190 человек. Если раньше всех знал по имени, то сейчас не всё так просто.

ДЕНИС: Получается, почти в 10 раз увеличились.

МАРАТ: А трафик – так еще больше (смеется)

ДЕНИС: А я помню времена, когда надо было приезжать к рекламодателю и объяснять зачем ему это надо.

МАРАТ: Да, а сейчас все и так понимают, что такое реклама в интернет.

ДЕНИС: Мы с тобой всю сознательную жизнь работаем в интернет. Скажи, что для тебя интернет?

МАРАТ: Для меня – идеальная работа. А для тебя?

ДЕНИС: А для меня это часть жизнь, я вообще не представляю себя без интернета. Это как чистить зубы по утрам, кушать. Для меня интернет – это средство и способ социальной коммуникации, даже не столько как социальные сети, а именно как канал, как средство получения информации.

МАРАТ: Понятно: если есть интернет, то можно узнать всё.

ДЕНИС: Абсолютно верно. А вот ты не считаешь, что интернет убьёт телевизор?

МАРАТ: Нет. Понимаешь, люди ленивы, а для того чтобы посмотреть в интернете, надо походить, поискать то, что тебе интересно, понять, интересно ли это. А телевизор — это хорошая витрина. Они знают что, когда и во сколько будет. Знают, что после вестей будет сериал. Они знают, что по воскресным вечерам можно посмотреть Соловьева. Даже если они смотрят телеканал Культура, там ведь специально подбирается интересный контент, для этого работают отдельные команды. А сам в интернете ты этого не сделаешь. Пойди и найди… причем ты сам не знаешь, чего хочешь… так что телевидение — это великая вещь.2

ДЕНИС: Это понятно. Смотри, сейчас тенденция к сращиванию телевидения и интернета. Такие холдинги, как ВГТРК и прочие идут очень плотно с интернетом и показывают свой контент и через интернет.

Что для тебя подобное вещание?

МАРАТ: Благо сейчас у нас все больше появляется прав на интернет. Раньше мы не могли транслировать телевизионный контент через интернет. С пиратами бороться очень тяжело, так как они, выкладывая наш контент, делали при этом огромные просмотры и посещаемость. Сейчас мы можем порядка 15% контента выкладывать и на своем сайте, и на YouTube и т.д. К примеру тот же Соловьев дает порядка 700 тыс. просмотров. Мы убрали всех пиратов, которые заводили псевдоофициальные источники, путем официальной публикации вестей. Мы сделали резкий скачок в просмотрах официального видео на YouTube. К примеру, с января до августа у нас где-то полмиллиарда просмотров, до конца года точно сделаем миллиард. Это, конечно, не самые большие показатели, есть и больше, но тем не менее это 3 млн. просмотров в сутки. Самое интересное, можно понять, кому и что именно интересно смотреть. К примеру, в числе зрителей Соловьева и передачи Вести Недели 85% мужчин, а Прямой Эфир: 70% зрителей – женщины. И ты сразу понимаешь, кто чем интересуется.

ДЕНИС: Здорово. А что для твоей редакции и в целом для холдинга монетизация рекламы?

МАРАТ: В наше время монетизация архиважна и необходима. Но у нас есть и некая социальная функция. Мы должны уметь донести до людей, что происходит, а также развлекать их.

3

ДЕНИС: А какие у вас цели и задачи в интернете?

МАРАТ: Максимальный охват, и только. Бывает даже, что мы покупаем траффик других источников, чего не делает «Комсомольская Правда» или «РИА РУ», по крайней мере, сейчас.

ДЕНИС: Вот мы давно сотрудничаем с Вами и Интерфаксом и видим, как это сложно. Скажи, есть ли коммерческое будущее на сегодня у интернет-проектов на информационной тематике?

МАРАТ: Есть. Сложно будет, но есть.
ДЕНИС: А по моим наблюдениям, сегодня заработать 1 рубль в интернете стало гораздо и гораздо сложнее, чем это было 5-10 лет назад.

МАРАТ: Конечно, сейчас рекламодатель стал разбираться. Все уже стали обращать внимание на статистику и соответствие целевой аудитории. Так что никого не проведешь (смеются).

ДЕНИС: Очень неоднозначен вопрос оценки рекламодателями результатов рекламной компании и их соизмерение с каналами коммуникации. Такой момент рекламодатель всё чаще и чаще хочет посчитать, и это правильно. К примеру, если был показ рекламы, требуется понимание того, как это отразилось на конечном результате. Поэтому сейчас появилось очень много софта, программ, которые позволяют считать. Но как мне кажется, это всё идет из контекстной рекламы.  И если посмотреть на первое полугодие, в условиях непростого времени, контекстная реклама выросла на 15%, более того, среди всех средств коммуникации только у интернета есть прирост и причем в 10%. Хотя контекстная реклама – это ведь совсем не реклама. Это вообще про какие-то заказы…

МАРАТ: Креатива нет.4

ДЕНИС: Только заголовки.

МАРАТ: Конечно. Медийная реклама. Это и красота, и стиль, и труд креативщиков и дизайнеров.

ДЕНИС: А ты, кстати, сам смотришь телевизор? Я знаю, что у тебя на работе всегда включен телевизор.

МАРАТ: Только спорт. Ну и радио.

ДЕНИС: Вот ты как-то озвучил, что у вас есть социальная роль, а какого рода социальную роль ощущаешь ты? Вот в нашем случае, мы как рекламное агентство – за деньги, но и тут есть свои ограничения. А у вас?

МАРАТ: Образовать, показать, разъяснить и научить.

ДЕНИС: А что ты думаешь по поводу доступа к платному контенту и по поводу рекламы в платном контенте?

МАРАТ: Не готовы люди платить за контент.

ДЕНИС: Ну как же, а ведомости?

МАРАТ: А цифры есть?

ДЕНИС: Не знаю, правда или нет, где-то в 2013 или 2014 году, они собрали 50 млн рублей.

МАРАТ: Это где-то 1,5 млн. долларов – ну, не плохо.

ДЕНИС: А Дождь? Ты вот веришь, что они финансируются подпиской?

МАРАТ: Да нет, конечно.

ДЕНИС: И тут нет никакой политической подоплеки?

МАРАТ: Нет. Но то, что они не отбивают за счет подписки — это понятно. Я просто знаю, сколько стоит создание эксклюзивного контента, и при такой подписке, как у Дождя, никогда не отобьёшь.  Нужен другой контент. Они ведь про «поговорить». Таких любителей мало. Людям нужно шоу и развлечения, им нужно забыться, забиться и расслабиться. Мозг отдыхает и т.д. А для умной головы этого очень мало. И сколько там подписка? 1000 рублей – это дорого.

ДЕНИС: Не, ну дорого это относительно. Все равно к нам придёт культура платить за контент.

МАРАТ: Конечно, это уже делают тот же Apple и Google play. Постепенно люди привыкают к этому.

ДЕНИС: То есть всё-таки будущее у платного контента есть?

МАРАТ: Есть. Конечно!

ДЕНИС: На сегодняшний день рынок диктуется рекламодателем, с другой стороны, не в интересах рекламодателя идти по пути самого дешевого продукта. Т.е. за хороший продукт надо хорошо платить. Вот расскажу тебе историю, было исследование, не в России. Дизайнеры нарисовали две noname марки часов и показали первый на сайтах сомнительного содержания, а вторую марку – на известном сайте и спросили респондентов, сколько могли бы стоить эти марки. Так вот, разница в цене, по оценке респондентов, огромна: в среднем цены отличаются на несколько порядков или в 10 раз. Это говорит о том, что ценность бренда, как один из инструментов добавленной стоимости, крайне важна. Потому что демпингование – это путь в никуда.

МАРАТ: Ну да. Пилить сук, на котором сидишь.

1

ДЕНИС: Последние 10 лет я часто путешествую и активно интересуюсь западными технологиями. И вот, знаешь, такого количества фейковости нигде нет, кроме России. У нас такое количество кликеров и ботов, которые тебе сделают любой статистический срез. И проблема многих брендовых представительств в том, что они смотрят только цифры, а не то что скрывается за ними.

МАРАТ: Ну да. В среднем из 10 лишь 2-3 пользователя реальные, остальные – боты.

ДЕНИС: Вот именно поэтому в гонке за цифрами люди сами загоняют себя в тупик обмана.

МАРАТ: Ден, в прошлом году мы с вами запустили чисто коммерческий проект с недвижимостью. То есть мы вам траффика, а вы – полное обслуживание. Вот скажи, что вообще сейчас будет с этим рынком?

ДЕНИС: Я скажу так: сейчас, конечно, не самые лучшие экономические условия, я бы сказал, даже плохие. Но нам ведь надо что-то кушать, одеваться, передвигаться, вести привычный образ жизни. И несмотря на то, что везде лишь пессимистичные прогнозы, мы ведь не умрем. А значит, надо засучить рукава и работать. Будет не просто, но точно будем жить. Я не забуду наш с вами старт в 2008 году. Люди в ноябре говорили, что в феврале будет смерть. Мы такие сосредоточились, я поднимаю голову в марте, и все живы.

МАРАТ: Ну конечно. Главное держать фокус на своей деятельности.

ДЕНИС: А ты не заметил, как на ФБ стали чаще появляться фото типа «я в Крыму, Сочи» и т.д.

МАРАТ: Да. Внутренний туризм пошел в гору.

ДЕНИС: Вот как ты думаешь, насколько далеко пойдет слово digital? На днях был шокирован: какой-то парень в руку себе вживил чип. Ты понимаешь, что это аморально?

МАРАТ: Не, ну а что тут такого, взял «Тройку» и вшил себе в руку (смеются).

ДЕНИС: Не, ну что мы, идем к терминатору? Так и куда мы катимся, где будет digital?

МАРАТ: В Mobile. Всё идет в mobile. Скоро будет считаться предметом роскоши наличие персонального компьютера. Это ведь под него надо место выделить, компьютерный стол, условия. В среднем, 2-3 квадратных метра. А сейчас mobile наше всё. Тут всё есть и всегда с собой.6

ДЕНИС: Сайт интерфакса недавно адаптировали под mobile. Но мы, кстати, очень довольны в этом смысле. У нас всё хорошо. Единственная проблема: в мобильных версиях люди не нажимают на рекламу, несмотря на то, что очень большой трафик из соц. сетей.

МАРАТ: А ведь еще не у всех рекламодателей есть мобильная версия.

ДЕНИС: Не так их много. К тому же, мы ведь помогаем с решением этого вопроса.

МАРАТ: Ясно.

ДЕНИС: Подведем итог: вы нам нравитесь. Вы молодцы. Вы всегда позитивны, и нам приятно с вами сотрудничать.

МАРАТ: А нам – с вами. К тому же, мы видим, что вы постепенно уходите от чисто коммерческих историй в сторону контенто-содержащего. Так что будем рады дальнейшим совместным проектам.