— Музыкой ты занимаешься давно. С чего все началось?5

— С музыкальной школы. Я выбрал, как мне тогда показалось, самую легкую профессию. Мне мама предложила обойти все секции и найти себя в чем-то. И в итоге я остановился на музыкальной школе, потому что на фигурном катании надо было падать, на боксе били по роже, а когда я увидел, как на легкой атлетике девочка встала на «мостик», я испугался даже находиться там. В музыкальной школе попросили повторить простучать ритм какой-то, и я решил, что это создаст для меня приятную безоблачную жизнь.

— Как дальше разворачивались события?

— Сначала мне предложили играть на трубе, но я испугался колоритного преподавателя, выбрал фортепиано, и лет до двенадцати насыщенно ездил и даже летал на различные конкурсы. Уже в институте, встретив единомышленников, я проникся идеей создания группы, когда ты можешь играть что ты хочешь и когда ты хочешь.

— Как родилось название группы?

— Это безобразная история. И рассказываю ее я каждый раз по-разному. Название родилось как-то само собой, под алкогольно-наркотической волной, мы долго с этим мучились, потом привыкли. Смысла в нем особого искать не надо.

— Расскажи о том этапе, когда ты перебрался с группой в Москву. Как приходилось зарабатывать первые деньги?

— В своем городе я уже вышел на этап зарабатывания денег. Но надо было двигаться вперед. По приезде в Москву пришлось все начинать сначала, много работать. Работал действительно очень много, даже возникли проблемы со здоровьем. В поисках денег приходилось соглашаться на любую работу, сотрудничать с такими артистами, которым не то что петь, им и говорить-то не следует.

— Какой момент стал переломным в судьбе группы?

— Около четырех лет назад я понял, что достаточно окреп для того, чтобы не работать над чужой музыкой. Собрал новый состав, который до сих пор не меняется, и занялся собственным творчеством.

— Расскажи о своей продюсерской деятельности.

— Если убрать весь негатив, малые деньги за огромную работу, это, безусловно, опыт. Этот этап «делания» чужих песен и решения чужих проблем научил меня дисциплине, подготовил к работе с самим собой.

1— Проект «Голос» открыл всей стране талантливого Антона Беляева, но ты не строишь сольную карьеру вне Therr Maitz. Почему?

— Мне интересно работать в том режиме, в котором я работаю. Я не стесняюсь того факта, что я был в этом проекте. Это было очень полезно со всех точек зрения, это открыло для нас большую аудиторию, и масштабы нашей деятельности поменялись. Это стало и полезным испытанием для моего психологического состояния: вновь оказаться учеником после длительного этапа варения в собственном соку. А сольная карьера не укладывается в понимание моей мании величия. Я не хочу, чтобы меня знали, мне нужно, чтобы мою музыку слушали во всем мире: и эскимосы, и на Гавайях одновременно. Не то чтобы я отказывался от сольной карьеры, просто сейчас такая форма. Что будет дальше неизвестно, может, я и стану выступать как бард, под гитару.

— Известных российских исполнителей, поющих на английском, очень мало. В чем проблема: мало талантливых артистов, способных покорить мировой музыкальный Олимп, или просто не могут?

— То, что их мало  ̶  это абсолютно нормально. Страна у нас русскоязычная, и с общепринятой точки зрения, здесь не очень нужны англоязычные музыканты, и денег особо на этом не заработаешь. Но как показали последние три года, на примере нашей творческой деятельности – все реально. При этом, чтобы завоевать большую славу, надо приложить массу усилий, а не просто выйти из подвала и начать выступать. Так, впервые выйдя на Arena Moscow, я испытал колоссальный стресс, когда пришло пять тысяч человек, заплатив деньги за билет, и только на меня. Нужен опыт.

— Выбор языка исполнения инициирован желанием покорить запад?

— Нет. Группа поет на английском не потому, что она стремится на запад. Это дань нашему вкусу, музыкальному воспитанию. Я могу подавать музыку так! И нет цели уехать туда. Более того, это такая извращенная форма патриотизма.

— Можешь себя отнести к человеку, через творчество которого мировой общественности открывается Россия?

— Это так и есть. Мы не стремимся копировать западную музыку, мы делаем свое. Поэтому нас можно отнести к экзотике, людям из страны медведей и ягеля, поющим свои песни. Если это наберет масштаб, это станет еще и ответственно.

— Известно, что себя ты делаешь сам, без продюсеров и лейблов. Это тяжелый путь?

— Да, это утомляет довольно сильно. Отдыха нет вообще. А лейбла в России я пока не вижу, такого, который смог бы удержать ту планку, которую мы с моей командой смогли взять.

— Не раз ты упоминал в интервью, что ваша музыка «неформат». Почему? Меняется поколение, меняются вкусы, и такое творчество очень популярно… Где границы?

— Не то чтобы это «неформат», наша музыка альтернативна и не является той музыкой, которую скармливают народу телевидение и радио. Может быть, лет через пять мы будем считаться попсой.

— Ты не жил никогда заграницей. Как ты выучил английский язык?

— Я родился, жил и учился в Магадане, где всегда было много студентов «по обмену» с Аляски. Тот факт, что я прогуливал спецшколу с изучением английского языка – большой пробел, и знаю язык я не так хорошо, как хотелось бы. А произношение – это мимикрия, мое умение вслушиваться в музыку и звуки.

— Не могу не спросить про Юлию, твою жену, которая, по-моему, всегда рядом с тобой. Ее журналистская карьера и связи в медиа бизнесе не могли не сказаться на творческом пути группы. Как делятся ваши полномочия в делах?

— У нас тоталитарный режим. Я решаю все вопросы, но стараюсь отдалиться от нетворческих задач. Иногда это получается, иногда нет. И Юля принимает сейчас большое количество решений без моего мнения. При этом я периодически вторгаюсь в любую область жизни группы. Захожу в «Вконтакте» в группу, слежу за ее активностями.

— Как вы с Юлей отдыхаете от работы?

— Как такового будничного, субботне-воскресного отдыха у нас не бывает. Иногда в течение дня может внезапно освободиться время. Например, человек, с которым я должен встретиться, вдруг умер, следовательно, встреча отменяется, можно идти гулять в парк. Когда же все-таки появляется свободное время, предпочитаю Мальдивы, где у меня есть любимый остров.

3

— Не секрет, что твое творчество популярно не только среди молодежи, но и среди солидной взрослой аудитории. Так, на выступлении в Лондоне был замечен Роман Абрамович. Не удалось лично пообщаться? И как ты относишься к интересу со стороны таких людей?

— Да, на одном из выступлений познакомился с Абрамовичем, теперь периодически выступаем и для него, иногда он приходит на концерты. Мы же не пишем музыку целенаправленно для тинэйджеров, и меня не удивляет такой интерес. Я сам уже не мальчик. Скоро сорок.

— Нет ли в планах дуэтов?

— Есть больше коммерческие российские дуэты, которые вскоре случатся. При этом приходится отказываться от огромного количества предложений.

— Помимо музыки чем занимаешься? Планируешь заняться бизнесом?

— Пока только музыка. Есть еще PlayStation (смеется). Если говорить о бизнесе, я подумываю о чем-то. Безусловно, достигнув определенного уровня благосостояния, ты понимаешь, что не надо сидеть на мешке с деньгами, их надо во что-то вкладывать, расширяться.

— Сейчас ты работаешь над российским фильмом. Расскажи об этом.

— Действительно, это большая работа. Фильм музыкальный, про музыкантов, играют непрофессиональные актеры, участники проекта «Голос». Опыт для меня интересный. Несмотря на то, что к отечественному кино отношусь патологически настороженно. Фильм выйдет в прокат в начале января, и надеюсь, получится достойным.

— Где черпаешь вдохновение?

— Я думаю, что есть большое количество способов получить из космоса сигналы. Для меня же самый результативный – это садиться и работать. Такого не бывает, чтобы раз и сверкнуло, получился крутой трек. Да, две-три фразы пришли в голову, но потом сутками надо работать, чтобы получился результат.

— Скоро концерт в Crocus City Hall. Чего ждать поклонникам?

— Самое главное событие и для нас, и для наших поклонников – это новые песни. Ну и то, что все любят слышать – то, как мы работаем.

 

 

 

Любимый город — Москва

Если автомобиль, то на заднем сидении

Если домашнее животное, то собака (пока нет, но очень хочется)

Мужчина обязательно должен уметь поднимать и опускать крышку унитаза

Если мне плохо, то я сплю

Я не люблю в людях демонстрацию излишней позитивности

Чтобы решить трудную задачу, надо начать решать ее

Если часы, то никакие (не ношу)

Если weekend за границей, то Рим

Если алкоголь, то виски

Последний понравившийся фильм – не могу вспомнить

Любимая музыкальная группа — нет

Кто для тебя лидер? Я настолько эгоцентричен, что редко высовываю нос из своей конуры. Меня многие исторические личности восхищают, но не могу судить, лидеры они или нет.

Кто обязательно должен стать героем нашего журнала? Познер.

 

ВОПРОС НОМЕРА: Каким должно быть основное качество лидера и почему?

Самое важное – стержень, его представление о самом себе и о том, что он делает, способность удержать вокруг этого стержня ту среду, которая уже будет поддерживать этот стержень, не деформировать и не разрушать его.

7

 

 

 

текст: Максим Фомичев

фото: Андрей Ефремов

 

Полная версия:
iOS — приложение для iPhone и iPad
Android — приложение для мобильных устройств